судебное выселение

Поле битвы — квартира

Если, уважаемые читатели, у вас есть собственная жилплощадь, и вы считаете, что времена «черных рейдеров» прошли, то вам вдвойне не повезло. В России все еще широко развит «бизнес» по отъему квартир. Мошенники используют разные ухищрения, а зачастую даже идут на убийство ради желанных квадратных метров. Сегодня мы рассказываем о трех случаях рейдерства, произошедших совсем недавно небольшом курортном городке на Кавказских Минеральных водах – Железноводске.

История первая:
«Была у зайца изба лубяная, а у лисы ледяная»
Виталик Свиридов с детства не отличался особыми умственными способностями, скорее наоборот, образование он получал в специализированной школе для умственно-отсталых детей. В настоящее время, имея психическое заболевание, уже абсолютно взрослый Виталий состоит на учете в психо-неврологическом диспансере. Однако невменяемым он признан не был, не имея инвалидности, как все нормальные люди трудится на производстве. В.Свиридов даже обзавелся семьей, правда, не стал оформлять официально эти отношения, проживая в гражданском браке уже восемь лет с женщиной, имеющей дочь. Жилья собственного у Виталия и его гражданской супруги нет, поэтому неофициальная семья проживала в квартире его матери. По их утверждению жили, как говорится, душа в душу. Свекровь привечала невестку, даже ее родственников, имевших затруднения с жильем, пригласила на постой. Бывало, что ссорились, а как же без этого. Но, когда «квартиранты» начинали собирать вещи, хозяйка квартиры отговаривала, извинялась, что погорячилась. Но однажды в судьбу «коммуналки» вошла «подруга» Свиридовой... Валентина Свиридова женщина необразованная, доверчивая и добродушная работает уборщицей в школе под начальством завхоза Ю. Пятаковой.
Как следует из заявлений В.Свиридова, написанных в различные инстанции, в мае прошлого года его мать вместе с Ю.Пятаковой и сыном последней, который является майором милиции, насильно усадили Виталия в машину и привезли в нотариальную контору. Там им было отказано в оформлении «каких-то» бумаг. После его доставили в жилищный комбинат, где под угрозами физической расправы Пятаковы заставили написать под диктовку доверенность. Напуганный мужчина написал то, что от него требовалось, а именно, он «доверил» право приватизации своей доли квартиры в пользу матери. После чего у Виталия отобрали все документы и отпустили.
Уже в июле квартира была приватизирована на имя Валентины Свиридовой, при этом интересы ее сына не были учтены. А вскоре новоявленная хозяйка приватизированной квартиры подала иск в суд о выселении с ее жилплощади незаконно проживающих там гражданской жены сына вместе с многочисленными родственниками невестки. Суд удовлетворил иск. После чего появляется на свет постановление о возбуждении искового производства на имя судебного пристава-исполнителя Константина Чубарова. Естественно приставы его исполнили.
Из объяснений соседей Свиридовых, опубликовавших в местной газете «Курортный край» открытое письмо, следует, что 7 судебных приставов, управляемых Ю. Пятаковой, вышвырнули на лестничную площадку вещи и незаконных жильцов квартиры вместе с Виталием Свиридовым. Интересен тот факт, что судебное постановление предписывает выселить троих Баклановых, троих Машковых и некую Петровскую. Однако на момент исполнения судебного производства в квартире проживали лишь В.Свиридов со своей гражданской женой и дочерью. Обе, кстати, являются инвалидами по зрению. При этом «приставы» (соседи утверждают, что госпожа Пятакова позже дала этим людям деньги) вели себя вызывающе грубо, не обращая никакого внимания на то, что Виталий прописан в этой квартире и в постановлении ничего не говорится о его выселении.
Почти через месяц после появления на свет открытого письма соседей, в газете появился материал-опровержение, поданный как журналистское расследование. В нем говорится, что все, сказанное ранее, абсолютная ложь, приставы самолично заверили корреспондента, что были галантны и действовали в рамках закона. Конечно, правду всегда говорят чиновники, а не простые свидетели, которые к тому же совершенно не заинтересованы в исходе данного «квартирного вопроса». Заинтересовала меня и еще одна мысль, прописанная в «журналистском расследовании», позволю себе ее процитировать. «Что касается Ю.Пятаковой..., то незаслуженно оклеветанная женщина вправе потребовать объяснений у авторов письма. Участие же в судьбе В.Свиридовой она принимала исключительно из дружеских побуждений: женщины дружат почти 30 лет. Кроме того, Ю.Пятакова является официальным опекуном В. Свиридовой. ...Единственное, что беспокоит Ю.Пятакову, что «клан» Баклановых вновь предъявит претензии на жилплощадь».
Вот только корреспондент «Курортного края» почему-то совершенно не удосужился обратиться в регистрационную палату. А если бы обратился, то непременно узнал, что за пару недель до опубликования этого «расследования» спорная квартира была переоформлена на Ю.Пятакову. Наверно «подруга» очень любит свою сотрудницу, раз оставила ее без жилья. Да и о каком опекунстве может идти речь, если В.Свиридова ВПОЛНЕ дееспособный и здоровый человек, продолжающий свою трудовую деятельность под началом Пятаковой, которая и является, якобы, официальным опекуном.

История вторая:
«Грибами отравилась. А почему лицо синее? Есть не хотела»
Сталина Александровна Рыбалко с детства является инвалидом, у нее детский церебральный паралич. Несмотря на тяжелый недуг, прожила она довольно счастливую жизнь, правда не совсем долгую. Была в этой жизни и любовь, встретила Сталина человека, который впоследствии стал ее мужем. Однако детей так и не нажили, поэтому, как только муж ушел из жизни, Сталина Александровна осталась одна. Родственников у нее кроме мужа не было, а вот у покойного супруга родня имелась. Вот и стали родственники понемногу помогать престарелой больной женщине. Сидеть постоянно с больной они не могли, но оказывали материальную поддержку, навещали родственницу. Да по большому счету и не нужна была сиделка Сталине. Много раз ей предлагали отписать по дарственной квартиру тем людям, кто будет вести за ней хороший уход. Однако женщина постоянно наотрез отказывалась.
Как в квартире С.Рыбалко появилась некая Миленко, медсестра из местной больницы, никто не знает. А через несколько недель в присутствии соседки и этой самой «сиделки» у Сталины Александровы, еще пару дней назад чувствовавшей себя нормально, пошла пена изо рта. Женщина стала задыхаться и умерла. Медсестра ничего не смогла сделать.
Казалось бы, вполне заурядный случай, пожилая женщина, инвалид с детства, к тому же недавно перенесшая инсульт, умерла. Что тут такого? Только вот всплыл после смерти «квартирный вопрос».
Оказалось, что у «сиделки» на руках есть завещание, «подписанное» покойной. Опираясь на этот документ, медсестра Миленко уже на следующий день похоронила Сталину Рыбалко, получила свидетельство о смерти и въехала в квартиру своей «подопечной».
Племянница покойной требовала произвести вскрытие, чтобы выяснить причину смерти, однако в этом ей было отказано. Совершенно непонятны причины данного отказа, ведь женщине на момент смерти еще не исполнилось и 60 лет. Но факт остается фактом. Не обращают внимания соответствующие органы и на то, что медсестра Миленко, по ее собственному уверению, давала больной женщине клофелин и корвалол одновременно (считается, что подобное сочетание лекарственных средств опасно для здоровья пациента). Теперь выяснить, кто и для чего прописал такое лечение для С.Рыбалко, не представляется возможным, так как медицинская книжка чудесным образом исчезла.
Еще один интересный факт, на который опять-таки никто не желает обращать внимание, «наследница» не дожидаясь вступления завещания в законную силу, вселилась в квартиру, сменила замок, сделала ремонт, распродала имевшиеся в доме вещи и дала объявление о продаже. К чему такая спешка? Да к тому, что второй приобретатель квартиры, если судом будут доказаны мошеннические действия «наследницы», может быть признан добропорядочным приобретателем, а значит, жилплощадь не отнимут и все будет, как говорится, шито крыто.
Вот только небольшой прокол получился. Дело в том, что племянница покойной через адвоката передала в прокуратуру заявление о нарушениях при оформлении завещания. Они сразу же бросаются в глаза, когда смотришь на этот документ. Во-первых, в завещании стоит расшифровка подписи завещателя, хотя самой подписи нет. Во-вторых, составлялся документ на дому, так как Сталина Александровна не выходила из квартиры вообще. А этот факт обязывает нотариуса пригласить для подписания свидетеля, который тоже должен был оставить свою подпись в данном документе. Чего не было сделано. В-третьих, все нотариусы города поделены, как бы на округа, образованные по правилу алфавитной последовательности фамилий жителей. На основании последнего факта, нотариус «оформивший» завещание не имел права этого делать. И все-таки даже судьи не желают замечать подобных «огрехов».
Каким-то, опять же, чудесным образом, переданное через адвоката заявление в прокуратуру, преображается в исковое требование, написанное этим же адвокатом от имени племянницы покойной Сталины Александровны. Суд принимает к рассмотрению данный иск, несмотря на то, что у адвоката нет доверенности от «истицы», и назначает слушание, не уведомляя последнюю. По утверждению правозащитника Светланы Соболевой, являющейся доверенным лицом племянницы покойной, сделано это было с одним только расчетом - заявление вступит в законную силу, если «истец» три раза не явится в суд. Потом доказать что-либо будет уже невозможно. Однако «истец» явился без уведомления и подал уже настоящее исковое заявление. После чего, по утверждению С. Соболевой, судья пригласила ее в совещательную комнату и сказала: «Есть только два варианта исхода данного дела - или вы забираете иск, или же «истец» не явится на суд». И в том и в другом предложенном судьей варианте, выигрывает медсестра Миленко, которая вполне может «ухаживать» за очередным больным.
И последнее, на что хотелось бы обратить внимание соответствующих органов - ответчица принесла в суд справку из БТИ, что наследуемая ею квартира стоит 42 тысячи...не американских, а наших, отечественных рублей. И именно благодаря этой справке судья краевой сессии передала дело на разбирательство в мировой суд, который рассматривает иски до 50 тысяч рублей. Но какое отношение мировые судьи имеют к разбирательству по поводу законности оформления завещания? Кстати, суд почему-то не обращает внимания на справку из агентства недвижимости, в которой «завещанная» квартира оценивается в 700 тысяч рублей, что по большому счету более вероятно, судя по последним ценам на жилье.

История третья
Кум прокурора — сват
В 2005 году у Василия Андреевича Петина еще была в Железноводске собственность в виде жилплощади. Однако в настоящее время он официально бомж. С 1975 года Василий Андреевич признан психически больным человеком, в связи с чем ему установлена неограниченная по времени вторая группа инвалидности. А из-за систематического пьянства в 2000 году В. Петин был признан судом ограниченно дееспособным. Таким людям по закону полагается попечитель, каковой и был обозначен тем же самым судом. Однако через 5 лет, якобы, с заявления ограниченно дееспособного человека, без уведомления его попечителя, в Железноводский суд обратился некий адвокат из Пятигорска с ходатайством о признании Петина дееспособным. В отсутствии самого Василия Андреевича, без какой-либо медицинской экспертизы, суд удовлетворяет данное ходатайство. Это обстоятельство и стало началом «квартирного вопроса», а вернее настоящего мошенничества с отъемом квартиры, рабством и бесконечными судебными тяжбами.
То, как была продана железноводская квартира Василия Андреевича, до сих пор для его родственников остается загадкой. Просто в один «прекрасный» момент в ней поселились какие-то люди, сменив дверной замок. Новые «владельцы» даже показывали документы купли-продажи, якобы, подписанные прежним хозяином. Сделка проводилась при участии все того же пятигорского адвоката. И этот же адвокат через некоторое время с двумя мужчинами, угрожая физической расправой, увез Василия Петина в неизвестном направлении.
Интересно то, что по данному факту так и не было возбуждено уголовное дело. Да и особого рвения местные служители правопорядка по поиску пропавшего человека даже не показали. А отсутствовал Василий Андреевич, ни много - ни мало, девять месяцев. Больше смекалки в этом вопросе проявили родственники пропавшего. Они выяснили, что все пенсионные документы Петина были направлены в Предгорный район. Поэтому попросили людей на почте и в Пенсионном фонде, чтобы те позвонили, если вдруг Василий Андреевич появится. Через некоторое время Василий Петин в сопровождении неизвестного мужчины появился в предгорненском Пенсионном фонде и снял всю пенсию за 9 месяцев. После этого его арестовали. В следственных материалах значится, что Василий Андреевич украл и сдал в пункт приема металлолома какое-то железо. Впоследствии пострадавшая даже не пожелала забирать украденный у нее хлам. Однако уголовное дело по факту воровства все же было возбуждено.
Из-за металлолома человека чуть не прячут в тюрьму, а вопрос об отнятой квартире, зависает в воздухе. Ни милиция, ни прокуратура не желают его даже рассматривать. Якобы сделка вполне законна и обжалованию не подлежит. В различных структурах родственников Петина пытались убедить в том, что Василий Андреевич сам пожелал продать квартиру, а взамен приобрел жилье в Предгорном районе. При этом 9 месяцев не сообщал о своем местонахождении из вполне естественного нежелания видеться с родней. Однако сам Петин, если можно верить словам психически нездорового человека, утверждает, что все время после похищения его использовали, как раба. Почти год он выполнял всяческие работы в Пятигорске, Минеральных Водах и других городах Ставрополья. Кстати, его родственники проверили адрес, по которому, якобы, приобретено жилье для Василия Андреевича - такого вообще не существует в природе. Да и в паспорте есть штамп только прежней регистрации и штамп выписки, так что фактически В. Петин - бомж.
Как родственникам Василия Андреевича удалось освободить его из «рук правосудия» в рамках данного материала рассказывать не имеет смысла. Это история достойна пера какого-либо детективного писателя. Если коротко, Петина удалось на некоторое время спрятать от всевидящих блюстителей порядка. Тем не менее, как любят говорить сами сыскари, сколько веревочке не виться, все равно конец будет. Итак, следователям прокуратуры удалось выяснить местонахождение подозреваемого «преступника», после чего его незамедлительно доставили в кабинет местного прокурора.
С этого дня родственники Василия Андреевича опять потеряли с ним какую-либо связь. Ни в милиции, ни в прокуратуре им не дали ответа, где же находится Петин. Снова пришлось заниматься самостоятельным поиском. Обнаружить психически больного человека, как ни странно, удалось именно в психиатрической больнице, куда его упрятал прокурор. Как выяснилось позже, на стационарное лечение человека определили за «многословность», так, по-крайней мере, объясняет свой поступок железноводский прокурор. Сам Петин говорит, что его уже в больнице неоднократно пытались заставить подписать заявление о добровольной госпитализации, чего он не пожелал выполнить. Дело в том, что российским законодательством предусмотрено лишь два варианта определения в психиатрическую палату. Первый - с собственного письменного согласия, а второй - по решению суда, но никак не прокурора. На что и было указано родственниками. После этого Василия Андреевича выпускают из больницы, предварительно наколов психотропными препаратами так, что он долгое время не узнавал даже родную сестру.
Несмотря на то, что прокурор с легкостью прячет за «многословность» человека в психиатрическую больницу, дело о признании этого же человека недееспособным не двигается с мертвой точки. Железноводский суд не желает его рассматривать, так как Петин, якобы, проживает в Предгорном районе, там это дело тоже не хотят рассматривать, потому что Василий Андреевич не имеет прописки в этом районе. Краевой суд с завидным упорством трижды направляет данное дело именно в Предгорный район. В общем, замкнутый круг. А из-за того, что психически больного человека никак не хотят признать недееспособным, дело о мошенническом отъеме жилья тоже не движется. На этом фоне очень интересно выглядит позиция прокуратуры. Уж очень большую заинтересованность она в этой истории проявляет.
Когда родственники В. Петина пытались выяснить его местонахождение, в прокуратуре произошел случай, четко характеризующий данную заинтересованность. Однажды, выйдя из здания железноводской прокуратуры, родня в сопровождении правозащитницы Светланы Соболевой подошла к автобусной остановке. Через мгновение туда же подъехала милицейская машина. Виктора Левчикова, племянника Петина, принимавшего активное участие в розыске правды, несколько милиционеров профессионально уложили на землю, надели наручники и затолкали в машину. Никто из служителей правопорядка не стал предъявлять документы и как-либо комментировать задержание. Милиционеры также не стали оформлять протокол задержания, несмотря на настойчивые требования Соболевой. Единственное, о чем удосужились сообщить милиционеры, что на все вопросы сможет ответить прокурор. Тот в свою очередь заявил, что Виктор оскорбил его секретаря. В тот же день В. Левчикова отвезли в Минеральные Воды и выпустили лишь через десять дней.
Административным наказанием эта история не закончилась. Уже по возвращению домой Виктор узнал, что на него заведено еще и уголовное дело по факту сопротивления сотрудникам милиции, находящимся при исполнении своих служебных обязанностей. Напомним, что саму сцену задержания видели одновременно несколько человек, плюс случайные свидетели, находившиеся в тот момент на автобусной остановке. Трое здоровых ребят, прошедших специальную профессиональную подготовку, не объясняя причин своего поведения, не представляясь, грубо сбили с ног Виктора, надели наручники и в буквальном смысле затолкали в авто. Что именно милиционеры считают сопротивлением? То, когда человек своим лицом ударил землю-матушку, или когда головой врезал по дверце УАЗика? Так за эти действия он уже поплатился, врач признал у него сотрясение головного мозга. А еще говорят, что наше правосудие дважды не наказывает за одно и то же преступление.
Не понятна в этом «квартирном вопросе» и позиция судей. Чтобы оспорить законность сделки купли-продажи железноводской квартиры, необходимо провести судебно-медицинскую экспертизу на предмет вменяемости В. Петина. Однако, как уже говорилось, суды не хотят этим заниматься. Пройдя первую инстанцию и получив на руки не удовлетворившее родственников постановление суда, они подали кассацию. Но суд второй инстанции вдруг отстраняет правозащитницу С.Соболеву от участия в данном разбирательстве на основании решения суда 2005 года о снятии с В.Петина попечительства. Во-вторых, то постановление находится в надзоре, то есть оспаривается, а значит, судья не может им руководствоваться. В-третьих, если суд ссылается на данные обстоятельства, то «дееспособный» Петин во время разбирательства должен находиться в суде, а он на заседаниях не присутствует, потому как находится на стационарном лечении в психиатрической больнице. И, наконец, так как суд первой инстанции Светлану Соболеву признал доверенным лицом, представителем Василия Андреевича, а по некоторым делам даже как защитницу, то суд второй инстанции не имеет право отменять решения суда первой инстанции.

Герман Виттенберг

Источник : http://www.lovivora.ru